"Лицеист - школьник особой породы" (статья Н.И. Басовской)

У истоков создания Лицея РГГУ стояла Наталия Ивановна Басовская. Будучи проректором РГГУ по учебной работе, она инициировала программу "Российский гуманитарный лицей" и сумела привлечь к лицейскому образованию поистине лучшие университетские кадры.

  Лицеист - школьник особой породы
Наталья Ивановна Басовская

Кому из первокурсников не приходилось слышать: теперь забудьте все, чему вас учили в школе? В этих словах, как и во всякой шутке, была лишь доля шутки. В Российском государственном гуманитарном университете, созданном на базе Историко-архивного института по инициативе известного историка и политического деятеля Ю.Н. Афанасьева, предприняли попытку преодолеть разрыв между высшей и средней школой. Так появилась программа "Российский гуманитарный лицей". Об этой программе, о проблемах образования и формирования личности корреспондент "Элитного образования" беседует с проректором РГГУ по учебной работе, доктором исторических наук Наталией Ивановной Басовской.


- Как родилась программа "Российский гуманитарный лицей"?
- В конце восьмидесятых годов к нам в Историко-архивный институт пришла разнарядка из райкома, согласно которой мы должны были взять шефство над некоторыми школами. Отнеслись мы к этой идее без энтузиазма, но, как люди дисциплинированные, поручили нашим преподавателям выяснить, в чем, собственно, должно заключаться это самое шефство. Как оказалось, в школах надо было периодически проводить различные мероприятия. Преподавателям это показалось делом скучным, и они выступили со встречным предложением - создать в школах профилирующие классы на базе нашего вуза. На Ученом совете, где обсуждалась эта инициатива, присутствовала Любовь Петровна Кезина - в то время председатель Московского департамента образования. Она поддержала нашу идею и вдохновила нас на ее осуществление. Мы заключили договор с рядом московских школ о формировании в них специализированных классов, где занятия по гуманитарным предметам будут проводить преподаватели РГГУ. Получилась своего рода рассеянная "мануфактура". Нам казалось, что такая программа позволит талантливым детям еще в школьные годы приобщиться к университетскому типу образования и вступительные экзамены станут для них не результатом напряженных занятий с репетиторами, а логическим переходом на новую ступень учебной деятельности. Сегодня, спустя 10 лет, можно с уверенностью сказать, что идея себя оправдала. Мы работаем в пятнадцати московских школах, в Домодедовском лицее № 1 и в Ногинской гимназии. Набор в классы проводится весной, в прошлом году конкурс составил 3-4 человека на место. Сегодня есть школы-очередники, которые стучатся в нашу дверь.

В библиотеке
- С какого класса можно стать лицеистом?
- Существует 2 курса: четырехлетний - с восьмого класса, и двухлетний - с десятого. Педагоги до сих пор не пришли к единому мнению, какой курс эффективнее. Большинство считает, что лучше начинать с восьмого класса, но, с другой стороны, профессору или доценту с восьмиклассниками работать гораздо труднее. Здесь и детские проблемы, и детские обиды, и большая утомляемость. Когда мы начинали, многие вообще сомневались в том, что преподаватели вуза смогут найти общий язык со школьниками. Действительно, некоторые, проработав в лицее сезон-другой, поняли, что это не их стихия. Другие же, наоборот, именно в школе нашли свое второе призвание. Они и в университете стали ярче, интереснее, выросла их популярность среди студентов. Многих преподавателей привлекает детская непосредственность, искренность, а с опытом приходит и понимание детской психологии.
- Лицейские классы - принципиально новая образовательная структура или вы следовали чьим-то традициям?
- Еще в советское время у мехмата МГУ и Физтеха были подведомственные школы с углубленным изучением математики и физики, но в гуманитарной области мы, пожалуй, первые.
- Изучение древних языков входит в программу лицея?
- Известно, что современные старшеклассники, страдающие от чрезмерных нагрузок, отнюдь не приветствуют введение в программу новых предметов. Между тем, древние языки - это основа гуманитарного образования.
Программой лицея предусмотрено изучение основ латыни. В одной из школ попробовали всем классом воспротивиться, дескать, нам латынь не нужна. Пришлось им объяснить, что наша программа может либо приниматься целиком, либо не приниматься вообще. Сразу передумали. Древнегреческий пока преподаем факультативно - часов не хватает. Есть факультативы по древнеперсидскому языку и ивриту.
- РГГУ известен своими обширными международными связями. На лицей эти связи распространяются?
- Конечно. У нас есть итальянский класс в рамках четырехлетней программы. Начиная с десятого класса преподавание предметов ведется на русском и итальянском языках. Ученики этого класса дважды ездили в Италию по обмену, а итальянские школьники приезжали к нам. По окончании школы ребята получают два сертификата - российский аттестат зрелости и итальянский аттестат, дающий право на поступление в любой университет Италии. В лицее есть также канадский класс, ученики которого углубленно изучают историю и географию Канады. В 1989 году мы подписали договор с Еврейской теологической семинарией в США и уже 10 лет совместно выпускаем гебраистов - возвращаем России иудаику, которая в СССР была уничтожена. Создан класс РГГУ в школе с углубленным изучением еврейской культуры. Надеемся, что ученики этого класса поедут на практику в США
- Вы, наверное, согласитесь, что истинный гуманитарий должен быть человеком высокой культуры. Лицей ставит перед собой задачу "воспитания чувств" или предпочитает решать исключительно образовательные проблемы?
- Судите сами. В программе лицея - бальные и современные танцы. Занятия проводит балетмейстер - лауреат многих конкурсов. Кроме того, в РГГУ есть прекрасный студенческий хор, куда принимают и лицеистов, разумеется, при наличии слуха и голоса. Каждый месяц в РГГУ проходит университетский день для лицеистов: собираем всех учеников (а сегодня их около четырехсот) в центральной аудитории, где крупнейшие ученые читают лекции на любые интересующие их темы. Когда Георгий Степанович Кнабе читал лекцию о Древнем Риме, в аудитории было так тихо, что, если бы в зале летала пресловутая муха, ее бы все услышали. Выступали также Галина Андреевна Белая, Елеазар Моисеевич Мелетинский. Несмотря на то, что дети по традиции приходят с учителями, поддерживать порядок не приходится. Каждую осень проводим день лицея, на котором школьники выступают со своим театрализованным представлением. В РГГУ много знатоков Москвы, которые проводят для ребят замечательные экскурсии. Большая часть занятий по истории культуры проводится в фондах музеев. Не случайно многие лицеисты поступают затем на факультет музеологии РГГУ.

На лекциях в ЦДО
- Студенты, прошедшие программу лицея, отличаются от своих однокурсников?
- Это более самостоятельные студенты. Кроме того, мы прививаем лицеистам чувство собственного достоинства, свободы, независимости - именно этих качеств не хватает сегодня нашим соотечественникам.
- Как дальше складывается судьба лицеистов? Они неизменно поступают в РГГУ или кто-то выбирает другие вузы?
- Подавляющее большинство из них становятся нашими студентами. Некоторые поступают в МГУ, МГИМО, Лингвистический университет. В основном, это мальчики. В МГУ освобождают от армии, а у нас только дают отсрочку. По этой же причине многие предпочитают Лингвистический университет. В МГИМО, естественно, юношей привлекает профессия дипломата. Если человек мечтает о раскопках, он, естественно, пойдет в МГУ, поскольку у нас на историческом факультете нет специальности "Археология". Но, повторяю, 99% лицеистов поступают в РГГУ.
- Программа лицея реализуется только в пределах Московской области?
- В этом году мы завершили процесс создания филиалов РГГУ (всего более тридцати) по всей стране. Со следующего года в этих филиалах начнет работать наша программа. Правда, профессура постоянно выезжать туда не будет, но мы постараемся компенсировать недостаток живого общения с помощью Интернета. Я возлагаю большие надежды на эти классы. Во-первых, хочется, чтобы университет действительно соответствовал статусу "российского". Во-вторых, не раз на вступительных экзаменах я с болью наблюдала талантливых юношей и девушек из провинции, которые дали бы сто очков вперед многим москвичам и петербуржцам, приди мы к ним вовремя с интеллектуальной поддержкой. Вообще, мы ищем разнообразные формы выявления талантов в глубинке. Недавно, например, подписали договор с журналом "Родина". Один из пунктов договора - проведение через журнал всероссийских детских гуманитарных олимпиад, победители которых будут пользоваться преимуществами при зачислении.
- В советское время о подобном и не мечтали.
- Я из поколения шестидесятников. В наше время была огромная дистанция между школьниками и профессорами университета. Так же велик был разрыв между школьным и университетским образованием. На истфаке МГУ я впервые услышала словосочетание "исторический источник". Наши же лицеисты знакомы с ним в восьмом классе. У детей нового тысячелетия масса возможностей для интеллектуального роста.
- Во всяком случае их образование свободно от идеологизации.
- Конечно. Поступая в вуз, я планировала заниматься отечественной историей XVII - XVIII веков. Но, прослушав несколько просоветских лекций, ушла в средние века, - по мере углубления в древность уровень политизации истории снижался. У меня были замечательные учителя - видный советский медиевист Евгения Владимировна Гутнова и заведующий кафедрой академик Сергей Данилович Сказкин. Он был для нас символом интеллигентности, культуры, внимания к молодежи. Только много позже, узнав, что он заканчивал Пажеский корпус, я поняла, что было особенного в его манерах: он представлял еще дореволюционную науку. Вообще, уход в древность был оптимальным путем обретения творческой свободы не только для историков, но и для филологов, философов.
- В советское время были очень популярны Ваши театрализованные постановки на исторические темы. Расскажите, пожалуйста, о них поподробнее?
- С удовольствием. В конце семидесятых годов обстановка стала невыносимо душной: заученные партийные собрания, бесконечные фальшивые соцобязательства, масса ненужных дисциплин. Я в то время вела студенческий кружок "История древностей и средневековье". Никаких академических преимуществ посещавшим его он не давал. Люди просто отводили душу - долгими вечерами сидели и обсуждали проблемы западноевропейского средневековья. Однажды родилась идея инсценировать суд над историческими персонажами. Дело не бесспорное: с научной точки зрения судить прошлое неэтично. Но игровая форма давала некоторую свободу, а это было так ценно! Впоследствии наши суды стали очень популярны: на них рвались сотни молодых людей, их не раз снимало телевидение. Мне особенно запомнился суд над Бонапартом. Один юноша, ныне известный историк, сказал: "В чем вы обвиняете великого человека? В том, что он захватил власть, которая сама шла к нему в руки. Кто бы из вас не сделал то же самое на его месте?". Другой студент, сегодня преподаватель, подает из зала ехидную реплику: "Но мы же комсомольцы!". В зале хохот, а у меня мороз по коже: сижу и думаю, чем это может для меня закончиться. Прикрываясь игровой формой, мы говорили о важных, принципиальных вещах. А когда началась перестройка, гораздо интереснее стало говорить в открытую, без игры.
- Но ведь именно игровая форма развивает творческие способности. Может быть имеет смысл ее возродить?
- На каком-то новом витке возрождение игровой формы возможно. Но пока интересы общества крутились вокруг Ленина, Сталина, Бухарина, от нее пришлось отказаться. Обыгрывать процессы тридцатых годов кощунственно - они слишком близки к нам, это живое.
- В чем, по Вашему мнению, задача истории как науки? Может ли она, вообще, быть объективной?
- Я уверена, что история ничему не учит, потому что, если бы люди учились на ошибках прошлого, мир был бы другим. История может быть учителем нравственности, но для этого она должна быть правдивой. Адекватной она не будет никогда, потому что в прошлое вернуться нельзя, но правдивой может быть. Задача историка - всеми методами (интеллектуальными, духовными, художественными, критическим сопоставлением различных источников) стремиться к подлинности. Если же у человека в голове заранее заложена концепция, в советское время емко выраженная изречением "Россия - родина слонов", за историю браться не стоит. Хотя, конечно, доля предвзятости неизбежна - все мы люди.
- Как Вы представляете себе будущую элиту общества?
- Хочется, чтобы в этот мир пришло побольше людей образованных, интеллектуальных, что не одно и то же, и с некоторым составом нравственных категорий в душе. Состояние современного мира подталкивает человека к их утрате, но если эти качества прочно заложены в детстве, они устоят.

Беседовал Леонид Виноградов
Фото Игоря Чунусова